russian  norwegian  suomen  ukrainian  polska  latvian  belarus  france  Great Britain  sweden 


ПАРТНЕРЫ


Комитет по физической культуре, спорту и туризму Мурманской области





ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ





 

АРКТИК ТРОФИ 97


«Бездорожье выбирает лучших»

— Новую дорогу нашел. Там столько грязи, столько грязи! Поехали!

Эти слова не выдуманы. Они действительно прозвучали в разговоре двух автолюбителей. Но не просто автолюбителей, а любителей прокатиться там, где ездить на машине невозможно. Было это сказано в 1994 году, когда впервые по бездорожью области прошел ралли-рейд «Арктик трофи». Тогда еще это называлось «Арктик роуд», на старт вышло всего четыре машины. На следующий год участников было три, еще через год — семь или восемь, причем приехали и из-за рубежа, и в этом году состоялась 4-ая международная ралли-рейд экспедиция «Арктик трофи 97», участвовало в которой аж 25 транспортных средств. Из Мурманской области, Карелии, Санкт-Петербурга, Москвы, Красноярска, Челябинска, Украины, Финляндии, Норвегии.

Старт ралли-рейда. Площадь Пять углов, заставленная машинами. Между ними шастают мурманчане всех возрастов и сазартом фотографируются у всякой разной невиданной техники. Из установленных на сцене колонок чей-то жизнерадостный голос рассказывает о предстоящем рейде и его спонсорах, уговаривает провожающих помахать платочками на прощание.

Колонна машин подъезжает к Оленегорску, у дорожной развязки начинается первый спецучасток. Он называется «Затерянный мир-II». Перед стартом судьи распределяют участников по парам, раздают «легенды»-листки с кратким описанием препятствий и расстояний между ними, а также сухой паек. Машины должны идти по маршруту парами, помогая друг другу вылезать из непроходимых болот, преодолевать броды. Время финиша фиксируется по последнему в паре. На каждом из спецучастков пары составляются по разному. Делается это для того, чтобы участники поближе узнали друг друга, увидели, кто на что способен, кто как к бездорожью подготовлен.

Зачет по четырем классам техники: джипы, полноприводные грузовики, мотоциклы и ATV. Мотоцикл был в единственном числе и его водителю предстоит хлебнуть дорожного лиха (точнее бездорожного) в полной мере. ATV — штуковина у нас пока не виданная. Английскую аббревиатуру на русский язык можно перевести как «квадрицикл», то есть мотоцикл с четырьмя колесами. Он тоже гонялся сам с собой. На нем, сменяя друг друга, ехали представители фирмы-изготовителя «Поларис». Ехали они здорово. ATV очень хорошо петляет по лесу, перебирается по валунам, а если останавливается посреди брода — легко вытаскивается. Впечатление такое, что непреодолимых препятствий для ATV нет. Наверное поэтому участники рейда прозвали его «черпашкой-ниндзя».

Первый спецучасток — это блуждание по лесным дорогам в районе станции Ягельный Бор с финишем у реки Печи. Лесная дорога сменяется болотами. Но то, что способно повергнуть в уныние «городского» автолюбителя, у участников «Арктик трофи» вызывает только азарт. Для них нет большего счастья, чем засадить с разгона свою машину в трясину, выбросить из окна фотоаппарат-«мыльницу»: сфотографируй, мол, как я в болоте сижу! А затем, меся колесами жижу, упираясь в грязи, выталкивать машину туда, где посуше. Не получается вручную — разматываются лебедки-самовытаскиватели, машины тащат друг друга и сами себя. Не хватает лебедок — устраиваются связки: машина «сидящая», машина вытаскивающая, дерево покрепче или еще одна машина. Джипы полегче и возни с ними меньше. У грузовиков проходимость лучше, но когда садятся они, упираться приходится всем экипажам.

….После самой первой болотины водитель оглядывает недавно еще сверкавшую, а сейчас заляпанную грязью машину и удовлетворенно замечает, — «Ну вот. Теперь самый «трофийный» вид!», — садится за руль и едет к следующему препятствию.

Болото пройдено — можно оглянуться и сказать: «Вот это распахали!». Действительно, по болоту будто танки проехали.

Второй спецучасток — машины «форсируют» озеро Куна (брод такой, что хочется крикнуть: «Осторожно, рыбку задавите!»), выходят к Хибинам у Гольцового озера. Тут в первый раз досталось «Ниве». Она пошла в рейд в порядке эксперимента — единственный джип без рамы. Экипаж вычерпывал из «Нивы» воду, как из пробитой лодки, а когда машину взяли на буксир, ехал, стоя на заднем бампере, как на запятках кареты. Далее вдоль реки Кунийок, мимо базы поисково-спасательной службы «Куэльпор», финиш — в ущелье.

На следующий день — автокараван, двигавшийся к Октябрьскому — месту следующего старта, вызвал немало изумления у населения Кировска, где остановился для «разграбления» торговых ларьков. Заброшенная лесная дорога, местами — ручьи, камни, болота, разрушенные деревянные мосты. Финиш — у устья Кузреки, на берегу Белого моря.

Джипы умчались вперед, грузовики подотстали. А потом начались поиски мотоциклиста. Ему было приказано ехать между грузовиками, но подвел азарт, он улетел вперед и заблудился. Финские экипажи рассказали, что видели мотоциклиста, застрявшего в болоте, но от помощи он отказался. Красноярский ГАЗ-66 со сборной командой отправился на поиски.

Финнам, которые ехали на «Мерседесах Унимогах» (замечательная внедорожная техника, дизель что-то среднее между джипом и грузовиком), тоже досталось. Один «Унимог» в болоте опрокинулся, второму пришлось поупираться, чтобы его поставить на колеса и вытащить.

Команда спасателей полночи искала мотоциклиста, еле нашла, мотоцикл пришлось оставить в болоте. На следующий день, впрочем, достали.

От Кузреки джипы совершили вояж к Варзуге и Кузомени — в одну сторону по берегу моря, в другую — по дороге. У грузовиков в это время был «парково-хозяйственный» день.

Старт следующего дня — в обратном направлении, в сторону Октябрьского. Сюрприз, предусмотренный оргкомитетом, обернулся полной неожиданностью для большинства участников. Ехать предстояло по той же дороге, по которой приехали. По той же «легенде». Но — перевернутой, то есть отсчет километров должен быть «обратным», и схемы препятствий следовало читать наоборот. Сориентировались далеко не все. В результате машины начали блуждать по лесу, и финиш пришлось устроить в Муне, примерно на полпути до финиша запланированного.

Муна — это деревушка среди леса. Постоянное население — один человек. Его зовут Иваном, и народ, который по разным грибным, рыбацким, охотничьим и прочим лесным делам мотается по окрестностям, так и называет ориентиры — «до Ивана» или «после Ивана».

Снова «парко-хозяйственный» день. КАМАЗ-«техничка» отправляется в Мурманск за топливом.

Утром следующего дня — очередной старт. Через Октябрьский, вдоль старой железной дороги к Ревде.

А потом были Ловозерские тундры. Самый, пожалуй, серьезный этап. Если до этого экипажи соревновались, могли погоняться друг с другом, даже шутили — тормоза, мол, придумали трусы — то теперь — никаких гонок. Перед стартом — проверка тормозов. Движение — только в колонне.

Машины въезжают на плато. Постояли, огляделись, поужасались и повосторгались одновременно, глядя вниз с обрывистых краев плато. Спуск вниз. Вот тогда-то тормоза и пригодились. Страшно даже подумать, что случилось бы, откажи они…

Но все закончилось благополучно. Если, конечно, не считать «Нивы», приехавшей на финиш, на площадь Пять Углов в кузове грузовика. Награждение прошло под потоками проливного дождя и шампанского, которым победители от души поливали друг друга и зрителей.

Как заведено во всем мире, победитель в соревнованиях «Трофи» определяется по «гамбургскому счету» — тайным голосованием всех участников: кого они считают лучшими.

Среди джипов таковым оказался экипаж из Хельсинки, выступавший на «Рейндж ровере» — Харри Кейнанен и Кари Танниярви. Вообще, они и их соотечественники на «Унимогах» продемонстрировали, что даже в экстремальных условиях соревнований на бездорожье можно обеспечить вполне приличный уровень комфорта. Бивак финнов вызывал зависть россиян: огромный шатер, внутри которого имеется печка, рядом на травке расставлены складные столы и кресла, а на одной из машин установлена мачта с фонарем — «уличное освещение». Не говоря уже о том, что был у них с собой сварочный аппарат, который оказался очень кстати. Финнам очень понравились российские плохие дороги, они привлекательны еще и потому, что в маленькой Финляндии все земли поделены: куда ни сунься, попадешь на чью-то частную собственность.

По спортивному зачету — по времени прохождения спецучастков — лучшим стал экипаж из Санкт-Петербурга, выступавший на «Ниссане», — Владимир Венглинский и Юрий Овчинников.

Вторым стал вышеупомянутый экипаж «Рейнджа», а третьим — тоже питерцы — Александр Дерюгин и Максим Мичурин на «Тойоте». Александр, «пилот», навсегда оставил свое имя в истории «Арктик трофи»: одно из препятствий в легенде значится как «Болото им. А. Дерюгина». В прошлом году он сломал там задний мост.

Среди мурманчан ближе всех к победителям подобралась команда «Арктик трофи» — Василий Архипов и Игорь Диденко — шестое место. Настоящими хозяевами бездорожья показали себя грузовики. Голосование по «гамбургскому счету» было единодушным — лучшим признан Красноярский экипаж Александра Китаева, Андрея Бушуева и Игоря Форостяного на ГАЗ-66. Эта команда умудрялась быть везде, где нужна помощь, показывая при этом высокие спортивные результаты. Машина доведена до совершенства.: по словам Александра Китаева, предел глубины брода для нее — когда вода льется в кабину через окна.

А вот спортивные результаты грузовиков решили не фиксировать — им всем пришлось выступать в роли спасателей, буксиров, «техничек».

Организатор всех этих автоприключений — мурманский клуб «Арктик трофи», инициатором создания которого стал Евгений Ведерников, он являлся «комиссаром» рейда (или «командором», если по-русски. Это слово, кстати, было его позывным по радиосвязи). Основная задача клуба- подготовка и проведение одноименных соревнований. Разумеется во славу земли Кольской.

Организаторы не ошиблись: гости «Арктик трофи» говорили, что не знали, куда смотреть — то ли на дорогу, то ли по сторонам, на красоты нашей природы. И были среди гостей участники знаменитых, разрекламированных соревнований «Кэмел трофи». Так вот, по их мнению, «Кэмел» по сравнению с «Арктик» — детская забава.

«Мурманский вестник», 20 сентября 1997г.,
Михаил Рыжов

вернуться к оглавлению

 

 


  


[an error occurred while processing this directive]